Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Реквием по старому коту

«Женщина, когда рожает, терпит скорбь, потому что пришел час ее, но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир».

Прожив четырнадцать лет, кот умер. Две женщины, мать и дочь, тихо сидели на кухне и со слезами на глазах смотрели на его безжизненное тело. Еще вчера он мог немного ползать, и в какой-то момент даже решил запрыгнуть на шкаф. Он не долетел каких-то двадцать сантиметров и шлепнулся на живот, взвизгнув от боли. На следующую ночь кот вскарабкался из последних сил на диван и там умер. Женщины бережно взяли его на руки и уложили в красивую белую коробку из-под магнитофона. Рядом с ним они положили две розовые розы. Теперь кот лежал перед ними в этой коробке, и они тихо плакали о нем, стараясь найти в своих чувствах хоть какое-то утешение. Но к горлу подкатил ком, и все, что они видели перед собой, говорило им об отсутствии надежды. Они никогда его больше не увидят. От этой мысли становилось невыносимо. Одна из женщин встала, подошла к шкафу и вытащила из нее голубую ленточку, которой обычно перевязывают сверток с новорожденными.
- Пора, – сказала она, собираясь закрыть коробку. Потом она отнесет его во двор и закопает под старым кленом.
- Нет, подожди, – попросила мать. Наклонившись к коту, она стала гладить его по шерстке и что-то говорить. Из ее глаз капали слезы, и одна из них упала на нос кота.
Кот чихнул и открыл глаза. Он лежал в белой колыбели, дно которой было устлано лепестками пахучей розы, и раскачивался, как будто на волнах. Небо было абсолютно чистым, но на него капали большие капли дождя, которыми, собственно, и было наполнено озеро. Он встал, отряхнулся, и посмотрел вокруг. Его сияющая белая колыбель, похожая на ладью, мерно раскачивалась на волнах озера, окаймленного полосой голубоватых гор. Каждая капля дождя, падавшая с неба, делало озеро еще шире и чище, а горы на горизонте – загадочными.
Старая женщина вытерла слезы платком и стала гладить тело кота по спинке. Дождь прекратился, и кот замурлыкал от удовольствия, чувствуя, как ветерок ворошит его шерсть так же нежно, как когда-то бабушка.
Вторая женщина встала, подошла к миске, из которой когда-то ел кот, и взяла ее, чтобы вымыть. Но потом, передумав, наклонилась к коробке, в которой лежал кот, и поставила ее туда, несмотря на то, на ней еще оставались прилипшие кусочки пищи.
Кот повел носом и обернулся, чтобы посмотреть, откуда идет такой приятный запах. Ладью прибило к низкому берегу, и он, с трудом веря собственным глазам, увидел, что в самом центре поляны стоит его собственная миска, полная какой-то еды. Он выскочил на берег и с протяжным криком «Мяяяяу!» ринулся к миске с говяжьим легким.
- Помнишь, его мать тоже любила легкое? – спросила старая женщина, повернувшись к дочери. Та ответила кивком, и достала из шкафа фотографию красивой черной кошки, с белым воротничком и белыми тапочками.
«Мяу», – прозвучало неподалеку, и кот, обернувшись, увидел…свою маму. Он подбежал к ней и стал тереться головой о ее живот. Та стала облизывать его с ног до головы, как в детстве. Но, учуяв запах еды, она оставила свое занятие и поспешила к миске.
Наконец, молодая женщина встала, закрыла крышку коробки и аккуратно перевязала ее голубой ленточкой. Лента голубых гор, окаймлявших озеро, изменила свои очертания.
Постояв несколько секунд в нерешительности, она жестом позвала мать, и обе женщины зашагали во двор. Выкопав ямку под старым кленом, молодая женщина опустила туда коробку, и стала закапывать.
Кот вдруг почувствовал себя маленьким и беспомощным, как когда-то в детстве. Он подбежал к маме и стал искать на ее брюхе соски, как новорожденный котенок. На удивление они там были! Он прильнул к ее пушистому животу и стал сосать молоко.
Через несколько минут под старым кленом уже возвышался небольшой бугорок, прикрытый свежей травкой.

Кот оторвался от груди матери, встал, отряхнулся и почувствовал себя так хорошо, как никогда в жизни. Снова с ясного неба закапал дождь…
Женщины вернулись домой и еще долго сидели, не произнося ни слова. Часы пробили полночь, женщины потушили свет и пошли спать. Мать долго не могла успокоиться, переворачиваясь с боку на бок. «Это ведь только кот», – пыталась образумить она себя. Но почему-то это ее не утешало. Ей казалось, что умер не кот, а, возможно, она сама. Но чувства застыли на чем-то тяжелом, и она ничего не могла с собой поделать. Выпив валерьянки, она снова улеглась в постель и так пролежала почти всю ночь. Под утро она задремала, и ей приснился сумбурный сон. Она лежала под каким-то деревом и неистово орала, как будто в родовых схватках. Она посмотрела на свой живот и удивилась – он был плоский.
«Кого же я рожаю», – мелькнуло у нее в голове. Но боли не утихали, и ей захотелось тужиться. «Тужься, тужься, – ободряли ее какие-то голоса, – немного осталось, вот-вот разрешишься». Потом перед глазами все поплыло. Она увидела, что лежит рядом с бугорком под старым тополем, и подумала: «Какой славный бугорок». На бугорке стояла белая колыбель, в которой шевелилось что-то живое, а вокруг колыбели стояли какие-то люди с мрачными лицами. Все они подходили к ней по очереди и, стараясь говорить спокойно, утешали ее:
«Как жалко бедняжку, и долго он болел? Ничего не поделаешь. А мама его когда умерла?»
- Да что вы такое говорите! – воскликнула старая женщина. Он же живой, да он ведь только что родился! Посмотрите сами!
Но те не слушали ее и все твердили: «Пусть земля ему будет пухом!»
- Очнитесь, безумцы! – кричала женщина. Да откройте же глаза. Вот же он, вот же он, вот же он…
В этот момент она проснулась. «Вот же он» продолжали произносить ее уста, и она с удивлением обнаружила, что на губах ее застыла улыбка. На душе было легко и светло, как будто недавно произошло что-то прекрасное и очень радостное. Вдруг она вспомнила про кота, и на какое-то мгновение чувства ее пошатнулись, заколебались. Но в тот же момент она почувствовала, что мрак уже отступил, и она уже не могла подавить в себе непонятно откуда нахлынувшей радости, хотя и не знала ее происхождения.
С удовольствием выпила она чашку утреннего чая, а в голове ее продолжали звучать слова: «Вот же он…». В кухню вошла дочь и, подойдя к окну, стала смотреть на улицу.
- Смотри, мам, – вдруг сказала она. Старая женщина подошла к окну и посмотрела, куда указывала дочь. На бугорке, под старым кленом лежал маленький полосатый котенок, а рядом сидела маленькая девочка и играла с ним.
- Пойдем, пойдем, – позвала девочку мама, – бери ее на руки, и пойдем домой завтракать. Она уже поела своей травки.
Девочка взяла котенка, и мама и дочкой скрылись за углом дома. Мать и дочь отошли от окна и сели пить чай. С губ старой женщины не сходила улыбка.
- Что с тобой? – нахмурилась дочь. – Что случилось?
- Да так, – проговорила она в ответ, – просто я разрешилась, – и лицо ее озарила тихая, загадочная улыбка.